Сайт, где живут эскизы и рисунки татуировок, обычные и анимированные аватары и смайлики... их всех можно скачать.

коллекция татуировок и аватар...

Барановский В.А.: Искусство татуировки стр.14

Барановский В.А.: Искусство татуировки стр.14

Долгое время исследование татуировки специалистами велось среди преступников или бывших заключенных. Татуировка была отличительным знаком и почему-то до сих пор люди с криминальным прошлым ошибочно считаются наиболее зататуированными.
В этом есть доля истины. Разнообразные и тщательно продуманные татуировки, конечно, чрезвычайно популярны среди преступников. Один из самых распространенных мотивов на их телах – распятие, зачастую очень больших размеров, занимающее всю грудь или спину. Есть интересное объяснение широкой популярности таких сцен у этих людей. В свое время моряки, приговоренные к порке, избегали наказания, если, опуская штаны, у них обнаруживалась такое изображение. Некоторые преступники, например в Британии, до сих пор верят в то, что, если у них на спине татуировка в виде распятия, то они будут спасены от удара в спину.
В начале прошлого века итальянские преступники наносили на тела даты свои тюремных заключений или свои номера. Это были грубые татуировки на плече, иногда сопровождавшиеся символами насилия – кинжалами, мечом или пистолетом. Эти даты и номера были отголоском татуировок рабов в Древнем Риме. Ломброзо, описывая это явление, предположил, что татуировки такого типа были формой атавизма.
Использование надписей в виде свитков было широко распространено среди французских преступников. В 1950 г. Деларю и Жро издали книгу о татуировках французских преступников, среди которых язык знаков развивался так, чтобы член любой ветви преступного мира мог узнать специфику занятий другого. К примеру, знаком сводника был орел, несущий фигуру женщины, а вора узнавали по татуировке в виде бабочки.
Среди более толерантных и осторожных народов такие страсти к татуировкам, которые могли изобличить их обладателя, бывали очень редко. Преступники во всем мире пользовались татуировкой, как формой самовыражения. В шведских лагерях принудительного труда заключенные делали друг другу татуировки, чтобы убить время.
У Стивенсона в книге «Остров сокровищ» есть характерный отрывок о пиратском капитане адмирале Бенбоу. Речь идет о докторе, который распорол капитану рукав и обнажил его руку. У него были татуировки в нескольких местах на предплечье, а выше у плеча был изображен человек на виселице.
Группы гангстеров татуируют своих членов, нанося один и тот же символ, часто простой, сделанный пунктиром на тыльной стороне руки или запястье, или в виде точки на виске. Наниго (головорезы с Кубы) носили татуировки принадлежности к сообществу на бицепсе.
Даже у членов так называемой элитной структуры гангстеров, занимающихся наркотиками, которые были арестованы в Голливуде в 1949г. были маленькие тайные татуировки. У американских гангстеров были татуировки в виде наручников с одним или двумя разорванными звеньями.
В книге уже говорилось об абсурдных предложениях некоторых особ, например о татуировании замужних женщин, что якобы искоренит измены. Похожее предложение внес и некий Ноллис: чтобы каждому из молодоженов, как кульминационную часть свадебной церемонии, делали татуировки в виде кольца на безымянном пальце левой руки. Это, по его мнению, предотвратило бы нарушение супружеских обязательств. Но ни это, ни какое другое аналогичное предложение не получило поддержки.
Татуировки в виде знаков наносили и люди не относящиеся к криминальным структурам. В низших слоях общества, когда речь шла о претензиях на наследство, наличие татуировки в виде определенного знака было порой решающим. В литературе описан случай о выяснении личности Тишборна. В этом деле человек, вначале называвший себя потерпевшим кораблекрушение сэром Роджером Чарльзом Тишборном, в результате оказался мясником, Артуром Ортоном. Тот факт, что у пропавшего, настоящего Тишборна, было несколько татуировок, в то время, как выдававший себя за него не смог предъявить на себе ни одной из них или хотя бы следов от них, имел решающую роль при вынесении приговора.
Морские и военные татуировкики – одни из самых распространенных мотивов сегодня. Некоторые из эмблем, якорей, крестов и т.д. используются сейчас, как и 50 лет назад, когда солдаты обнажали свои руки, чтобы сделать эти татуировки, подготавливаясь к отправлению на войну. Клятвы любви, верности до сих пор популярны, так же, как щиты и ножны в сочетании с якорями, черепами и сердцами, увенчанными лавровыми венками. В каждой части мира местные или национальные эмблемы часто сочетались с более общими рисунками. Так в Америке был очень популярен орел, в Ирландии – трилистник, в Шотландии -чертополох.
Любители или самоучки в последнее столетие нередко добивались действительно восхитительных результатов в изображении этих символов. Наивные и примитивные рисунки, вдохновленные искусством различных европейских стран, пример простого, индивидуального творчества, ограниченного возможностями среднего татуировщика. Эти татуировки практически неизвестны сегодня, когда коммерция поглотила татуировку, как любую другую индустрию. Альбомы фотоснимков, эскизов широко издаются в странах Запада и распространяются по салонам всего мира. Они доступны и любителям. Все татуировщики работают в одном русле, по одним образцам.
Среди английских, американских и скандинавских моряков татуировка «Могила моряка» очень долго пользется популярностью, благодаря ее сентиментальности. У моряков в почете сцены прощания с родными или древние военные корабли, сражавшиеся в бушующем море.
Интересно, что изображения современных танков, кораблей, подводных лодок, пулеметов почти не встречаются. Молодые люди получают большее удовольствие от сцен, полных очарования старого, ушедшего мира. Впрочем, может быть изображен и танк, и корабль, и пушка – но ни в коем случае не новые, а те, что уже стали частью истории. Архаичные скрещенные винтовки до сих пор используются, как изображения оружия. Форма и флаги остаются в прежнем виде, несмотря на произошедшие изменение стиля. Hевозможно увидеть изображение атомного взрыва на груди – таких татуировок, к счастью, нет.
Еще в начале XIX века развивалось национальное начало в искусстве татуировки в различных европейских странах. Скажем, бельгийские татуировки отличались использованием изящных линий и тщательной проработкой в изображении таких деталей, как пуговицы и канты. Рисунки французов характеризовались смелостью, а скандинавов – подчеркнутой аккуратностью. Сегодня, конечно, эскизы на стенах салонов татуировки в Марселе, Алжире, Антверпене, Гамбурге, Париже, Стокгольме, Сан-Франциско и Москве практически не отражают разницу стилей и содержания.
Замечено, что среди летчиков и других специалистов, служащих в гражданской авиации или военно-воздушных силах татуировка встречается очень редко. Этот факт можно отнести на счет отсутствия традиции татуировки в этом новом виде службы, и частично на то, что люди, состоящие там на службе, принадлежат к другому классу. Татуировка существует в тех сообществах, где сильно развито стадное чувство, Стремление объединяться в группы не может процветать там, где никогда не было такой традиции и где индивидуальность каждого человека ценится выше, чем общность.
В самом начале развития вохдухоплавания среди всех, кто им занимался, включая солдат, не было более популярной татуировки, чем самолет. Часто он был атрибутом любовной сцены.
Профессиональные татуировки, бывшие когда-то очень популярны, теперь встречаются редко, они исчезают. За некоторым исключением это заметно во всех странах. Hапример, в Швеции до сих пор работники железной дороги носят татуировки со знаками своего ремесла. Но, хотя рабочие доков и дорожные рабочие Англии, как и везде, наиболее зататуированные люди на сегодняшний день, их татуировки не имеют ничего общего с их работой, а состоят из романтических сцен и памятных татуировок, приобретенных в армии.
Еще недавно немецкие, французские и бельгийске плотники, маляры, пекари, мясники или сапожники с гордостью относились к своей работе и носили татуировки, обозначающие их профессию. Теперь этого больше не наблюдается среди современных специалистов.
Хотя это и преследуется религией, как и у евреев, магометанские пилигримы в Мекке и Медине делают себе татуировки на память о своем поломничестве. Армянские христиане во время своих визитов в Иерусалим ввели моду для паломников к этим святыням на ношение соответствующих татуировок. Делать памятные татуировки считается положительным, они воспринимаются чем вроде сувениров, привезенных из путешествия. Это один из простейших и наиболее верных способов привести домой воспоминание о путешествии в дальние края, которое останется навсегда. Достаточно заскочить на несколько минут в местный салон ттуировки и выбрать рисунок, включающий какой-нибудь достопримечательный местный вид, название места, а иногда и дату визита. Пирамиды, восточные минареты, пальмы, драконы, гейши, китаянки, ковбои, букеты эдельвейсов, ирландский трилистник, шотландский чертополох и много других татуировок путешествовали вокруг земного шара и часто возвращались обратно, чтобы получить второе напоминание об очередном визите.
Персональные татуировки на память в форме имен или в виде инициалов в сочетании с соединенными руками делают татуировщики на руках, груди или на других, более интимных частях тела. Реже делаются татуировки в память о смерти родственника или друга. В этих случаях в западных странах обычно изображают надгробный камень или крест, окруженный лавровыми венками или другими украшениями, среди которых татуируются слова «В память о любимой маме».
Все время своего существования татуировка придерживается и крепко связана с сексуальными мотивами и побуждениями. Любовные и эротические рисунки занимают выдающееся место среди типов татуировок сегодня. Уже в 1881 г. Лазанье насчитал 280 таких татуировок на 378 обследываемых им людях. Среди непристойных изображений женщин и подобных фигур были и другие вариации на эту тему, такие, как глаза, изображенные на ягодицах или два скрещенных штыка на том же месте с надписью «Не входить» под ними. У 11 мужчин были даже более интимные татуировки в виде очертания сапога, иногда со шпорой, что в таком сочетании являлось неприличной игрой слов на французском языке.
В Германии сцена, изображающая кошку, загоняющую мышь в интимное отверстие иногда встречается у проституток, как женского, так и мужского полов. Сцены такой охоты встречаются по всему миру на спинах некоторых мужчин, обладающих странным чувством юмора. Еще более занимательная вариация на эту тему -немецкая версия, изображающая двух полицейских, вооруженных дубинками и револьверами, охраняющих задний проход с обеих сторон, со словами «Сквозь этот узкий проход он должен пройти». Татуировки такого рода, включая украшение наружных половых органов рисунками, изображающими гротескные лица, солнце и луну, комических героев, выполненные яркими красками, часто связаны с скрытым или явным гомосексуализмом, желанием произвести впечатление, вызвать интерес или шокировать.
Шире распространены мотивы татуировки, которые пробуждают преклонение перед женской красотой или вызывают сексуальное влечение у представителей противоположного пола. От хорошенькой девушки, нарисованной на стене казармы – короткий шаг до хорошенькой девушки на бедре. Наиболее частыми проявлениями этих чувств оказываются такие мотивы: сердца, пышные розы, птички, несущие послания о любви, сентиментальные вереницы женских головок, улыбающихся из-под шляпок и милые надписи среди охапок цветов. Hесколько слов о цветах. У каждого народа свои предпочтения. В Америке, Англии, России наиболее популярны розы, во Франции в конце XIX века из 97 татуировок в виде цветов, 89 были анютины глазки.
Но очень многие все же предпочитали изображения обнаженных распутных женщин, в неглиже расположившихся на диванах или курящих сигареты в длинных мундштуках, задирающих юбки, борющихся со змеями, привязанных к столбу или замученных до смерти. Существуют татуировки, сделанные на мускулах таким образом, что девушки, изображенные на них, изгибаются, танцоры крутят бедрами под мелодию, а пара влюбленных целуется, когда бицепсы напрягаются. Чтобы угодить клиентам, желавших сделать подобные татуировки перед первой мировой войной, берлинский татуировщик изобрел «розу Иерихона», которая наносилась только на половых органах у мужчин и на ногах у женщин. Среди мужчин многих национальностей есть такие, кто на животе сделал татуировку в виде стрелы или руки, указывающей вниз, с надписью: «Только для женщин» на разных языках. Заметим, что среди скандинавов любые формы эротической татуировки очень редки. В Швеции изображение симпатичной деревенской девушки, ухаживающей за своей лошадью в большем почете, нежели откровенное изображение соблазнительной женщины.
Любовные и эротические мотивы очень редко смешивались с татуировками других типов. На некоторых татуировках якоря и флаги держали соблазнительные обнаженные женщины. Татуировщик находил много оригинальных путей добавления подобных штрихов к банальным рисункам.
На Гаваях жители делали татуировки в виде символов, выражающих скорбь по умершему королю. В сравнительно небольших регионах Германии в XIX веке у солдат и крестьян довольно часто встречались татуировки, изображавшие правителей, окруженных гирляндами цветов и флагами. В иных странах, где человек не ощущает личной связи с правителем, такие проявления патриотического пыла не типичны, хотя правители и пользуются популярностью. А символы скорби обычно относились исключительно к потере родственника или друга.
Патриотические мотивы в татуировках легко объясняются, если учитывать, что большинство татуировок приобретаются во время прохождения службы в армии. Этот обычай настолько обыден в армиях некоторых государств, что служащим подразделения коммандос советовали не делать татуировок в виде национальных символов, поскольку это могло снизить их шансы на выживание при операциях на оккупированных территориях.
Шотландский чертополох и ирландский трилистник, последний из которых делался ярко-зеленой краской, уже упоминались в этой главе. Бульдоги, стоящие на флаге Соединенного Королевства или Святой Георгий, убивающий змея – типичные английские татуировки. А соединенные флаги и руки с призывом: «Протянем руки через моря» – эмблема, любимая как англичанами, так и американцами.
Увы, в нынешней России, как и в бывшем СССР, патриотическая татуировка никогда не была популярна. Во все времена у нас развивалась премущественно уголовная и профессиональная татуировка. Долгое время этот безобидный обычай рассматривался крайне негативно. В результате чего возникали абсурдные ситуации даже в международных отношениях. В качестве примера процитируем публикацию в «Звезде» (26 апреля 1952г.): «Татуировка – это большая англо-американская проблема. Дипломаты, тревожащиеся из-за перерывов переговорах о прекращении военных действий в Корее, нашли основную причину, почему тысячи заключенных коммунистов, имеющих татуировки, боятся быть вовлеченными в программу обмена заключенными, которая должна стать частью договора о перемирии. Они не хотят возвращаться домой, потому что татуировка преследуется московскими и пекинскими лидерами.»
Hичего удивительного в этом нет. На территории СНГ татуировка прошла все, за исключением периода морских открытий, фазы развития, но оставила крайне мало следов. Скажем, археологический материал позволяет узнать о древней татуировке следующее: найдены древнейшие в мире печатки, возможно, для татуировки тела с ромбическо-ковровым орнаментом эпохи неолита и статуэтки, покрытые таким узором (элементы такого узора постоянно присутствуют в русской вышивке). Такой же орнамент и статуэтки им покрытые, а так же штампы-печати, пригодные для татуировки, были найдены на территории проживания праславянских племен и датируются временем энеолита. Энеолитическая трипольская культура оставила после себя, помимо статуэток, многочисленную керамическую посуду, по которой можно судить о мировоззрении древних земледельцев и мотивах в их искусстве. Сходные с ними, но со своими особенностями, керамические вещи были найдены и в Средней Азии.
Следующий этап связан с «великим переселением народов» и скифами, о которых еще М.В.Ломоносов сказал, «что из всех прародителей народа русского, скифы не последними были».
Дальнейший ход развития татуировки не прослеживается и основные сведения о ней приходятся на азиатскую часть СНГ. Связаны они с хантами, мансями, удмуртами и жителями крайнего севера, о которых доподлинно известно, что они были татуированы вплоть до начала XX века. О мотивах и орнаментах в искусстве этих племен можно судить по сохранившимся до наших дней сказаниям, домашней утвари и одежде.
Мощная уголовная стилистика татуировки сохранилась до наших дней и является конгломератом интернациональных символов и знаков наряду с четко выраженной религиозной тематикой. Эта стилистика является единственно понятным языком знаков на территории Содружества, тогда как о смысле этнических изображений можно только догадываться.
Отдельный период в истории татуировки занимает время Великой Отечественной войны. Изображения этого периода можно классифицировать как памятные и патриотические, а также армейские (морские). Следующий этап популярности татуировки приходится на 70-80-е годы. Он связан с развитием движений футбольных болельщиков в крупных городах. К середине 80-х в Москве и Ленинграде появляются первые цветные образцы татуировок. Дальнейший подъем популярности идет параллельно с развитием субкультуры и молодежными неформальными движениями, приведшими к массовой популярности татуировки уже к середине 90-х годов. Когда татуировка стала популярной, оказалось, что в арсенале отечественного татуировщика имеется армейский и уголовный.
Сегодня прозападная ориентация привела к жалкому подражанию, тогда как не затребованным остался материал, позволяющий разрабатывать новые мотивы и направления в области боди-арта.
В Германии серп и молот догитлеровских времен были быстро заменены на свастики в альбомах 1933 года и спрос на новый символ сразу же стал очень большим. Толпы людей шли к татуировщикам, чтобы запечатлеть на своем теле новый знак.
Большой популярностью пользуются религиозные татуировки. Люди считают, что одной такой татуировки вполне достаточно. Очевидно, что религиозные татуировки практиковались на Ближнем Востоке, когда в Европе они еще были неизвестны. Этот обычай был распространен на Святой Земле.
Большинство ранних европейских татуировок и по сей день в виде фрагментов кожи, относящихся к XYIII-XIX векам и выставленных в разных музеях, включают религиозные мотивы. И вполне может быть, что пилигримы и путешественники, возвращавшиеся из Палестины, способствовали широкому распространению и возрождению этой традиции в XIX веке. Сегодня религиозные символы чаще встречаются в католических странах, а среди итальянских католиков повсюду.
Католическая церковь оказывает огромное влияние на умы многих людей, которые следуют ее учению, и свидетельствуют об этом роскошные изображения распятий и других сцен из Святого Писания. Эти изображения являются результатом многочасовой работы в течение многих недель или месяцев и часто очень дорого стоят. Это наиболее эффектный пример татуировки на сегодняшний день.
Среди ирландских рабочих из Паддингтонского района в Лондоне очень популярны татуировки такого рода. Сюжеты разные, например, сцена на горе Голгофе с распятым Иисусом Христом и двумя коленопреклоненными святыми по бокам.
Среди американцев также популярны татуировки на религиозные мотивы, поскольку они часто сочетают суеверные функции сберега и религиозное значение. Распространены сцены Голгофы и распятий с посвящениями матери и родственникам.
С религиозными сценами по великолепию и величию конкурируют крупномасштабные исторические изображения, очень любимые у латинских народов. В послдение годы их почти не делают, и они практически не встречаются. Есть несколько фотографий таких работ. Среди них татуировки, сделанные на всю спину, изображающие вероломное убийство де Гиза, убийство маркиза де Море и другие, выполненные с тщательным вниманием к деталям и стремлением достичь полного сходства с репродукциями и гравюрами, с которых они копировались.
Другие нации, относящиеся к убийству своих правителей менее трепетно, развивали крупные аллегорические картины, которые включали патриотические, исторические, военные и морские эмблемы и надписи. Так появились китайские и индийские драконы, внушающие страх. Татуировщики питали слабость к сценам охоты, приключений и кораблекрушений, выполненным в усложненном подробностями восточном стиле и требующим нескольких долгих сеансов для завершения работы. Сердца, розы, черепа, кинжал -все изобилие символов, имеющихся в запасе у татуировщика, использовалось для обрамления этих картин. Сейчас редко у кого есть желание и деньги для таких амбициозных способов самоукрашения, если только они не делаются для публичной демонстрации.
Крупные рисунки все больше и больше уходят в прошлое. Для моряков и туристов такие сцены вообще невозможны, хотя бы потому что они нигде не задерживаются достаточно долго, чтобы подвергнуться длительному процессу татуирования.
Среди современной татуировки, которую можно отнести к фантастической, есть примеры татуировок на всем теле. Hе так давно публике был представлен эффект зебры. Эта татуировка была сделана лондонским татуировщиком мужчине для выставки на американской ярмарке. Откровенно говоря, эта работа быстрее вызвала огорчение. Человек исказил и навсегда обезобразил свое лицо таким образом только для того, чтобы привлечь внимание и посредством этого заработать.
В той же степени неприятными для специалистов и окружающих, кроме самых пылких фанатов, были татуировки у Джакоба Ван Дина, лондонского татуировщика и лектора, появившегося в качестве участника боев без правил в купальнях на улице Мэнор в 1936 г. Его тело, руки и голова были сплошь покрыты татуировками, особенно нос и щеки, а на его лысой голове сидел паук, тянущий свои лапы от уха к уху. Обнаженный для борьбы, перекинувший своего соперника через голову, этот человек казался участником дикого обряда жертвоприношения.
Наименее отталкиващие из фантастических рисунков – двигающиеся картинки. Они изображают фигуры женщин и змей, которые могут принимать различные позы в зависимости от игры мускулов, а также непристойные и немного шокирующие движущиеся картинки, на которых кошка или обнаженная женщина изображены таким образом, что при сгибании руки они гасят свечу очень грубым способом. Более искусная выдумка из этой серии – татуировка орла на спине, который при движении рук вверх и вниз машет своими огромными крыльями.
МАГИЧЕСКИЕ, МЕДИЦИНСКИЕ И КОСМЕТИЧЕСКИЕ ТАТУИРОВКИ
У полинезийцев, у которых европейцы позаимствовали искусство татуировки, существовала магическая связь с рисунками. Очевидец в 1795 году писал: «На Бирме делают татуировки на бедрах и руках в виде различных фантастических контуров и фигур, которые, по поверьям местных жителей, служат оберегом против их врагов». Можно привести множество таких наблюдений, например у воинов с острова Борнео на плечах были обнаружены знаки, обладающие, по мнению их обладателей, магическим свойством.
И сегодня среди арабов татуировке приписываются магические качества. Чтобы вызвать беременность рисунок из точек наносится вокруг пупка на 2-ой или 3-ий день менструации. А точки на детских носах, особенно у мальчиков, наносятся, чтобы защитить их от травм. В Египте татуировка в виде маленькой птички у глаза служила для исправления зрения.
В Ираке татуировки служат для приворотных и любовных целей. В Северной Африке, Тунисе и Марокко татуировки до сих пор тесно связаны с магией и суевериями. Поскольку мусульманский закон не позволяет изображать живые существа, то древние символы, созданные воображением людей тысячи лет тому назад, подверглись модификации и теперь появляются в виде схематических изображений хорошо известных объектов: масленок, колодцев или рабочих инструментов. Эти татуировки наносят не только представителям мужчинам и женщинам, но и домашним животным – коровам, верблюдам, лошадям.
Считается, что знак орла обеспечивает силу, особенно, если наносится в младенческом возрасте. Иногда татуировка наносится, когда ребенку всего 7-8 дней от роду. Рыба считается хорошим знаком, как это было и у ранних христиан. Считается, что она защищиет женщин от нежелательного внимания незнакомцев и от сглаза. Рядом с этими магическими знаками существовали татуировки, которые служили для простого выражения собственного состояния и желаний. Hапример, легко нанесенный точечный узор на подбородке у девушки говорил о том, что она хочет выйти замуж, и одновременно объявлял всем холостым мужчинам о том, что она достигла половой зрелости. В некоторых районах Японии этот обычай также имел место.
Арабская татуировка «дагг», что значит ударять, стучать, часто наносилась как в магических, так и в терапевтических целях. Узор или даже просто точка наносились в случае получения телесного повреждения даже такого, как растяжение связок. Татуировка считалась способом ускорения процесса заживления. Болезни глаз, головные боли, ревматизм и простуда лечились таким же способом.
Арабы, считавшие татуировку женским способом украшения тела в полную противоположность европейцам, среди которых бытовало противоположное мнение, стыдились татуировок. Они были у них, в основном, в форме простых линий или точечных узоров на запястьях, больших и указательных пальцах. Можно предположить, что вывихи были довольно часты в этих местах, судя по количеству этих перчаточных рисунков, которые были замечательным украшением руки, независимо от того, придавалось им медицинское значение или нет.
Во всем мире известны татуировки «на удачу». Особенно они распространены среди моряков, которые являются едва ли не самыми суеверными людьми. Счастливые и несчастливые числа, подковы, черные кошки и множество других вещей и примет составляют набор суеверного человека. А у американских моряков в качестве уберега от потопления служат свиньи и петухи, татуированные изображения которых они носят на левом подъеме ноги.
У европейцев несколько иные взгляды. С одной стороны, широко распространено убеждение среди легковерных людей, что татуировка может спасти от заражения сифилисом, с другой – европейцы в своей массе не верят в терапевтическую силу татуировки. Впрочем, утилитарные возможности татуировки могут иметь некоторое отношение к медицине. В 1880 году даже рассматривался проект закона, предусматривавший нанесение всем служащим французской армии татуировок в виде точек в определенных местах, чтобы они могли легко помочь друг другу в случае ранения прямо на поле боя и остановить потерю крови путем нажатия на эти точки. Hекоторым солдатам были сделаны такие татуировки, но тем не менее этот проект не был принят.
Другой пример использования татуировки в медицине. Во второй мировой войны многим американцам была сделана татуировка рядом с подмышкой, в ней указывалась группа крови. Это делалось для того, чтобы ускорить помощь раненому при необходимости срочного переливания крови.
Одним из первых случаев косметической татуировки можно считать успешно закончившийся эксперимент с моряком, у которого было обезображивающее красное родимое пятно на подбородке. Это пятно ему тщательно замаскировал друг, также моряк. Он вытатуировал на родимом пятне фигуру статуи Свободы, оставив пятно только там, где требовался красный цвет: на фригийском колпаке и на трехцветном флаге, который она держит.
Сегодня косметическая татуировка применяется очень широко. В татуировании бесцветной кожи, пересаженной на лицо лежит часть успеха в пластической хирургии. Информация о зататуированных губах разными оттенками красного встречается в самых разных источниках и разговарах так же, как аккуратно подрумяненные щеки, четко и навсегда подведенные брови, видимость волос на лысой голове и мушки. Но современные женщины предпочитают наносить макияж утром и удалять его перед сном. Мода на цвет и форму губ, на уровень яркости и бледности щек, на линию бровей постоянно меняется и здесь, конечно, может возникнуть проблема, как быть с макияжем. Во всех остальных случаях, когда, как в истории с моряком, главное не следование моде, а исправление дефекта природы или травмы, полученной в результате какой-то аварии, татуировка спасает безнадежное положение.
ТАТУИРОВКА HА ЗАПАДЕ СЕГОДHЯ
Высказано много мнений, чтобы объяснить тот факт, что образованные люди сегодня все еще в довольно большом колличестве увлекаются татуировкой. Дарвин нашел связь этого обычая с наскальной живописью, кто-то находит в этом сексуальные импульсы, иные воспринимают татуировку исключительно как украшение. Ломброзо, который вряд ли догадывался как долго и часто будут вспоминать его ошибочную теорию, увидел в этом возвращение к древним преступникам. Синклер подчеркивал религиозные и патриотические чувства, Лазанье – неразвитый эмоциональный темперамент войск в Северной Африке...
Очевидно, коль скоро человек столетиями пытается понять и объяснить нечто, значит это «нечто» существует, независимо от его объяснений. Hикому в голову не приходило провести опрос общественного мнения по вопросу, почему татуировка так неизменно популярна вчера, сегодня и, надо думать, будет популярна завтра. Hи одна статистика не может показать процентное соотношение зататуированных людей в различных странах и общественных слоях, во флоте, в других подразделениях армии или в тюрьмах. Их число может быть только грубо определено случайными наблюдателями. В западных странах, где татуировка процветала все прошлое столетие, едва ли найдется представитель рабочего класса, у которого не было бы татуировки. Можно утверждать, что среди рабочих стран Западной Европы и Америки очень большой процент людей, имеющих татуировки.
Установить действительное количество татуировок чрезвычайно сложно, хотя бы потому что только малая часть татуировок нанесена на открытые части рук или лицо, а на осталной части тела татуировки можно увидеть только в теплую погоду на пляже или в общественной бане. Кстати, в банях и бассейнах можно часто обнаружить татуировки у людей, от которых этого меньше всего ожидаешь. Сейчас татуировка – вполне обычное явление в основном среди рабочих и служащих, но профессиональные татуировщики всегда вспоминают о клиентах из высших слоев общества, крупных бизнесменах и политиках, которых они обслуживали раньше, и всегда намекают о них. Такие истории выдумываются часто для рекламы, хотя, конечно, они могут быть и правдивыми. Татуировка более широко распространена сегодня, чем это кажется с первого взгляда.
Если оглянуться назад, в глубину истории, то видно, что представители полинезийских высших кругов были наиболее сильно зататуированы. На рубеже XIX-XX веков члены европейских королевских семей ввели моду на татуировку, которая была быстро перехвачена американскими миллионерами и восточными магнатами, щедро платившими за художественные работы татуировщиков.
Но мода не стоит на месте. Татуировка сегодня считается чем-то милым и чем-то вульгарным. Многие мужчины, сделавшие себе татуировки в юности или во время прохождения службы в армии, теперь замечают, что их благовоспитанные подруги косятся на их татуировки. Возникает сожаление о легкомысленном поступке, который не так просто исправить. Тем не менее мало кто из юношей обращает внимания на сожаления и предупреждения старших. Hе редко случается так, что юноша делает себе именно те татуировки, которые он видел у этого самого наставника, советовавшего не повторять его ошибку.
Для молодых людей, утверждающихся в жизни, в грубых татуировках есть особая прелесть. В западных странах основное количество клиентов салонов татуировки – молодежь в возрасте 20-25 лет, очень много – до 18 лет. Мальчики считают татуировку мужской традицией и, только сделав себе татуировку, чувствуют себя мужчинами. Девушки, нанося татуировку, показывают свою независимость и сексуальную зрелость. Часто они делают татуировку тайно и вопреки желанию родителей.
Hравится это кому-либо или нет, но мистический ритуал нанесения татуировки при достижении половой зрелости, практиковавшийся среди дикарей, до сих пор живет в каменных джунглях современных городов. Молодежь бросает нетерпеливые взгляды на витрины салонов татуировки, проходя мимо. Солдаты тихо собираются и разглядывают эскизы татуировок перед тем как, подбадривая друг друга, войти внутрь и по очереди обнажить свою грудь или руку под иглой татуировщика.
Hо далеко не каждый у нас может зайти в салон, чтобы сделать ту татуировку, которая ему нравится. Объяснение простое – не по карману. Hе каждый отец может дать сыну полсотни баксов на крохотную татуировку. (Это при том, что цены в наших салонах татуировки втрое ниже, чем на Западе!) Hе имея денег, юноши делают татуировки сами себе, чаще всего, не соблюдая при этом элементарных мер безопасности. О качестве и говорить не приходится.
Для всех – более опытных людей и совсем молодых старшеклассников – поход к татуировщику равнозначен событию, что-то вроде небольшого праздника. Склонившись над альбомами образцов, они обсуждают рисунки, предлагая друг другу остановить свой выбор на более жестоких, шутят и хвастаются. Атмосфера такого сборища, независимо от того, двое их или пятеро, создает впечатление обряда посвещения в тайном, а потому и соблазнительном обществе.
Салоны татуировки в европейских странах теперь выглядят иначе. Элегантный интерьер японского салона Хори Чио, роскошное оформление столичных салонов начала XIX века – заведения прошлого. Салон татуиовки сегодня обычно расположен в трущобах или в индустриальных районах города, он исключительно функционален.
Часто эти заведения представляют собой отделенные перегородками части больших зданий. Их стены, двери и окна покрыты фотографиями мужчин и женщин и пары животных – все с татуировками, а также газетными и журнальными вырезками о татуировке. Среди всего этого выставлены альбомы с фотографиями, рисунками и эскизами, из которых клиент может выбрать что-то для себя. Наиболе дорогие находятся в рамках под стеклом. Под всеми рисунками подписана их цена. Всегда есть и большие фотографии, изображающие привлекательных мужчин и женщин в фас и профиль, покрытых мастерами татуировочного искусства, которые хозяин салона называет своими.
Тут и там подвешены надписи типа: «Мы хотим угодить Вам», «Известный во всем мире эксперт-татуировщик, работающий уже 30 лет», «Ваше удовлетворение – не выгода, а наша 1-ая заповедь». В Америке эти объявления выглядят иначе. По солону развешано много рекламных стихов. Так, один татуировщик обещает, что «С помощью электричества, без боли, Ваша кожа, от головы до пят, может получить, если осенит идея, украшение, которым Вы будете довольны.» Визитка другого американского татуировщика гласит, что он «заполучит клиентов», потому что у него «Самая честная работа в мире».
А известный татуировщик из Гамбурга Кристиан Варлих утверждал: «У меня есть рисунки для всего, что может выражать человеческое тело: политика, эротика, атлетика, религия, эстетика». Рядом предупреждение: «Не отдавай себя в руки коробейникам».
Многие из современных салонов окружает атмосфера заброшенности. Кроме свисающей с потолка лампы, подвешенной при помощи множества шнуров, кусков веревки и картонного щита, чтобы свет падал на рабочее место, ламп больше нет и остальная часть комнаты остается в полумраке. Фотографии, эскизы и журнальные вырезки едва видны. Стекло в темных рамах выглядит мрачно, пол неподметен, а краска на потолке свивает вниз большими кусками. Белый псевдомедицинский халат татуировщика редко бывает действительно белоснежным. Инструменты, краски, даже бутылочки и флаконы с антисептическим лосьоном и ватными тампонами не всегда достаточно стерильные, чтобы внушать доверие. Все очень старое: сам татуировщик, его эскизы, многие из которых оставались неизмененными в течение всей его жизни; рисунки, альбомы и украшения на стенах; драконы и замысловатые надписи на витринах и дверях салона. Все говорит о том, что пик моды прошел.
Впрочем, в этой увядшей, поблекшей атмосфере, возможно, и состоит часть привлекательности и интригующего очарования татуировки. Татуировщик – сказочный персонаж, парящий по своему мрачному, таинственно украшенному, загадочному маленькому салону, как какой-то заколдованный отшельник или чародей, сошедший со страниц забытого романа.
В истории татуировки ярко запечатлелось время, когда мужчины и женщины, которые демонстрировали и популяризировали татуировку, показываясь в шоу на ярмарках и в цирках, а для большей привлекательности выдумывали фантастические истории о появлении этих украшений на их телах. Они удивляли и притягивали поклонников символичными и часто сексуалными историями, от которых волосы вставали дыбом. Говорили о насильственном нанесении татуировок, об угрозе их жизни, ужасной судьбе и прочем, весьма далеком от действительности.
При всей фантастичности и невероятности эти истории, тем не менее, базировались на очень прочной психологической основе, не теряли тогда и не потеряли свое очарование в наши дни. Эти люди понимали, что должна быть причина, побудившая их сделать татуировки, что их татуировки должны быть объяснены тем, кто заплатил за то, чтобы посмотреть на них, что татуировка вызывает общественное неодобрение, пока не окрашена историей своего появления, что эта история должна быть для зрителей неожиданной.
И сегодня взрослые люди, решившие сделать татуировку, часто сопровождают свой рассказ небылицами. Можно услышать старую песню о том, что их татуировки были нанесены, когда они были пьяны. Это объяснение далеко от правды и не проходит с тех пор, как ответственные и респектабельные татуировщики отказались работать с нетрезвыми клиентами. Тогда возник новый вариант маленькой лжи, как плохие друзья или знакомые заставили сделать татуировку против их воли.
Hаблюдения показывают, что мужчины, которые выбрали для татуирования пронзенные стрелами сердца с сентиментальными надписями в момент экзальтации и горячности, необдуманно или в горячности, вскоре, как правило, стыдятся, но не рисунка, а самого факта, что они решили нанести татуировку себе. Подобными объяснениями они пытаются приглушить досаду или избавиться от неприятных воспоминаний об этом происшествии. Но сама мысль о нанесении татуировки против воли или в бессознательном состоянии до сих пор пленит многих. Рассказчики этих историй знают, что с помощью такого приема они скорее заинтересуют и привлекут симпатии окружающих, прежде неодобрительно относившихся к случившемуся, чем раскрывая истинную причину, по которой они сделали эту татуировку.
Техника нанесения татуировки совершенствуется, сама процедура становится более безболезненной. Татуировка давно не являются свидетельством отваги и храбрости. Времена, когда мужчина мог правдоподобно хвастаться страданиями, которые он перенес ради татуировки «Дорогая Маша» или «В память о Васе» ушли безвозвратно.
Сегодня средний татуировщик в Европе – это человек с небольшим воображением и слабыми художественными способностями. Это обычно уволившийся моряк, немного умеющий рисовать, который делал татуировки своим коллегам в море втечение многих лет, со скромным татуировочным оборудованием и теперь называющий себя профессиональным татуировщиком. Он чтит воспоминания из своей прошлой жизни, старый запас рисунков и яркие издания, которые окружают его в его салоне. И ничто действительно актуальное сегодня его не интересует. Он упускает все возможности для пополнения своего репертуара новыми мотивами и техническими средствами.
Обычные татуировщики не двигаются в ногу со временем, а с ностальгией вспоминают дни минувшей славы их профессии, не прилагая никаких усилий, чтобы вернуть моду на светскую татуировку.
От него можно услышать много самых разных историй, как человек, сам носящий татуировки, он любит рассказывать истории. Во время работы или после нее, в компании любителей татуировки текут истории о невероятных суммах, которые платили художникам-татуировщикам за очень маленькие работы, о картах, секретных планах и завещаниях, зататуированных на спинах совершенно разных людей: потерпевших крушение моряков и иностранных герцегов. Подобные прекрасные истории можно услышать снова и снова, хотя чаще всего они не имеют под собой ничего близкого к жизни.
Hа фоне этих неудачников признанные обществом татуировщики, без сомнения, пользуются большим вниманием и даже почтением, которое любопытные репортеры и поклонники оказывают им. Они также рассказывают захватывающие истории о таинственных татуировках, которые они делали, и о головокружительных гонорарах, которые они получали в прошлом.
ТАТУИРОВКА ПРЕСТУПHОГО МИРА
ИСТОРИЯ
С какого времени татуировка имеет хождение в среде преступников, сегодня не знает никто. Hа эту тему остается только строить предположения, основываясь на факте, что ею как опознавательным знаком уже в средние века не пренебрегали бродяги, моряки, ремесленники, среди которых водилось немало личностей с антиобщественной репутацией.
Распространение татуировки в средние века можно связывать с деятельностью странствующих монахов, которые позаимствовали умение выполнять татуировку из культуры стран Востока. От них технику татуировки перенимали также люди странствующие. Период позднего средневековья, отмечает один из исследователей, принес особо активное распространение преступных групп. Возрастало число людей, ищущих хоть какой-то заработок. Эти несчастные с трудом обретали свое место в обществе и куда легче – оказывались вне его.
История татуировки преступников известна очень слабо. Отсутствуют какие-либо данные, относящиеся ко временам до XIX века. Hельзя проследить развивающиеся в ней тенденции и иные процессы. Начиная со времен великих экспедиций Кука, татуировка «среды», видимо, получала все большее распространение прежде всего среди представителей преступного мира, населявших большие портовые города, позже распространилась на территории других густонаселенных регионов, в которых были благоприятные условия для преступной деятельности. С середины XIX века, когда татуировка стала более популярной в Европе благодаря описаниям экзотических путешествий и жизни среди «дикарей», ее воспринимали не как европейскую, а как таитянскую. Как водится, внимание исследователей и обывателей направлено прежде всего на все чужое и экзотическое. Хотя европейская татуировка неустанно распространялась, ее экзотические образцы все еще оставались неизвестными широкой публике.
В середине XIX века возрастает интерес к европейской татуировке, которая выросла до масштабов опасного для общества явления. Один из противников татуировки того времени откровенно писал: «Тот, кто подвергает себя татуировке, является преступником либо деградировавшим дворянином».
Вскоре подоспела теория итальянского ученого Ч. Ломброзо. Он писал об обусловленности татуировки специфическими склонностями личности, которые якобы идут в ногу с «моральными дефектами» и «преступными склонностями». Эта доктрина при всей своей абсурдности сумела-таки проникнуть в литературу, оставила отпечаток на всех исследованиях татуировки, которые велись многими учеными и в более поздние времена.
Последователем теории Ломброзо оказался и А. Лакассаж, который в 1882 году утверждал, что «размеры черепа убийцы весьма близки к соответствующим размерам черепа дикого, а не цивилизованного человека». Отсюда делался вывод, что поэтому татуировка и распространена среди представителей тюремных и племенных сообществ. Эти ученые наблюдали за татуировкой исключительно преступников, игнорировали возникшую моду на художественную татуировку, которая выполнялась специалистами, причем не на телах преступников.
Удивительно, но эта наивная теория продержалась в профессиональной литературе до середины прошлого века. Процитируем французских криминалистов Ж. Деларю и Р. Жиро, написавших в 1950 году следующее: «Ломброзо основывает свою теорию, касающуюся татуировки, недалеко отходя от истины. Он сравнил преступника с диким человеком и указал, что психика диких людей идентична психике определенных преступников. Но в то время как для Ломброзо принципиальной чертой этих личностей остается их предрасположенность к совершению преступления, для нас татуировка и преступление являются двумя проявлениями внешней стороны, имеющей общий источник в примитивизме».
Более трезвые исследователи видели, что даже среди преступников татуируются лишь определенные типы, прежде всего решительные и энергичные, такие, как убийцы, взломщики, а также личности с буйной чувственностью, к числу которых относят сутенеров и насильников.
Hемецкий ученый Э. Рицке отмечает, что склонность к приобретению татуировки существует среди людей, наделенных сильной волей, отважных и предприимчивых. Подтверждением этого тезиса является распространенный обычай татуировки среди моряков, которые в XVIII веке стали своеобразными соучастниками возрождения татуировки на европейском континенте, «импортируя» ее из просторов Южных морей. (В то время большинство моряков набиралось из представителей преступного мира.)
Специалисты называет следующие мотивы и обстоятельства, благоприятствующие татуированию: слабая психологическая сопротивляемость татуированного; пассивность и тоска, характерные для пребывания в уединении (нахождение в тюрьме, на корабле, в армии, на фронте); эстетические чувства; подражательство; давление окружения; религиозные причины.
Свои наблюдения относительно причин и мотивов татуирования собственного тела изложил известный шведский татуировщик Ове Ског на входных дверях в свою мастерскую: «Татуируются только слабые». В таком случае татуировка становится элементом, возвышающим качества личности «слабого» человека и самоутверждающим.
Можно выделить наиболее актуальные причины выполнения татуировки в преступной среде. Это:
–желание приобрести татуировку, которая нравится и которая может понравиться окружению как на свободе, так и в исправительном учреждении;
–потребность определить себя знаком, являющимся формой коммуникации в преступной среде;
–влияние окружения, а также в периоды подъема моды на татуировку;
–отражение своего положения как в исправительном учреждении, так и на свободе в преступной среде. Hекоторые знаки наносятся добровольно, другие насильственно;
–бунт против ситуации, в которой оказался заключенный. Hакалываются сюжеты и лозунги, символизирующие протест, борьбу, обещание мщения;
–удовлетворение эротических потребностей посредством выполнения татуировок непристойного характера, символизирующих секс;
–удовлетворение эстетических потребностей; наносятся модные татуировки;
–биографические данные и важные события в жизни.
Проведение точного разделения на виды татуировки в преступной среде затруднительно. Причины этого таятся в разнородности символов, их непостоянстве, приобретении новых значений в зависимости от места и времени. Точно так же они зависят от того, на каком месте тела они выполнены.
Исследователи предпринимали попытки создать классификацию татуировок преступного мира. В частности, Ломброзо поделил татуировки на знаки любовной, религиозной и военной тематики, знаки, касающиеся ремесла их обладателя или профессии. А. Ленц различал следующие группы татуировки: связанные с алкогольными напитками, авантюрной жизнью данной личности, с жизненными амбициями, касающимися жизни и сексуального облика татуированного, а также анархистские. Специалисты выделяют также татуировки сознательные и добровольные, продиктованные намерением выполнить на собственном теле украшения, являющиеся символом выделения на общем фоне или чертой принадлежности к данной группе.
Вниманию читателя предложим наиболее исчерпывающий вариант классификации видов татуировки.
А. Общие символы:
–характерные для всех преступников;
–употребляемые на свободе;
–употребляемые в условиях лишения свободы.
Б. Знаки, учитывающие желание татуированного:
–добровольные;
–обязательные;
–вынужденные.
В. Символы иерархии:
–знаки, которые не зависят от «специальности»;
–знаки, которые могут татуировать только избранные.
Г. Символы преступной деятельности:
–знаки принадлежности к конкретной шайке;
–знаки преступной специализаци;
–знаки, отражающие способности.
Д. Знаки об отбывании наказания:
–общие символы об отбывании наказания;
–знаки, отражающие количество отбытых наказаний;
–символы учреждений, в которых отбывалось наказание.
Е. Символы протеста:
–политические лозунги антигосударственного содержания;
–лозунги против законности;
–лозунги против превратностей судьбы.
Ж. Символы, характеризующие сексуальный облик:
–символы извращений и половых перевоплощений;
–символы, связанные с деятельностью, позволяющей облегчить сексуальные контакты других;
–символы эротического содержания.
З. Символы, связанные с событиями из жизни преступника, религиозные и т.д.
Для людей непосвященных татуировки уголовной среды являются случайно подобранной мозаикой рисунков в виде точек, молний, змей, сердец, стилетов, пальм, бабочек и т.д. Для людей посвященных – вполне читаемой и определенной. Даже самый простой орнамент, несколько разбросанных «в беспорядке» наколок является частью общей концепции, известной преступникам и обитателям исправительного учреждения. Татуировка – что-то вроде визитной карточки. В каждом случае она выполняет функции идентификации, здесь не остается места для вольностей и случайностей в компоновке. При этом информационная составляющая не мешает татуировке быть в преступном сообществе элементом украшения тела.
Татуировку преступного мира можно считать системой коммуникации. Позиция, престиж, специальность, принадлежность к преступной группе, характер и индивидуальность личности – все это выражается в форме определенных татуировок. Эта татуировка как система коммуникации подвержена изменениям. Hекоторые элементы имеют международный характер и встречаются в среде преступников всего мира.
В исправительных учреждениях, как правило, к татуировке не прибегают мошенники и фальшивомонетчики. Чаще всего украшают свое тело мужчины, а не женщины.
Знание «кодов» татуировки преступной среды помогает следственным органам идентифицировать преступников, раскрывать характер татуированного и признаки преступной среды, из которой он вышел.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
Новые публикации:
  • В Чехию поездом

    Путешествие поездами с каждым годом становятся все популярнее и популярнее, особенно в Чехию. Фактически каждый человек хочет посетить эту замечательную страну исторического и культурного наследия. Чехия просто манит своими великолепными возможностями и оригинальными идеями.

  • Как найти работу для студентов

    В процессе поиска работы студенты сталкиваются со многими сложностями. В первую очередь, это проблема как совместить учебу и работу.

  • Профессиональный фотограф

    Фотография стала неотъемлемой частью нашего современного мира. Сегодня абсолютно каждый из нас имеет возможность в любое время сделать снимок с помощью фототехники и сохранить этот кадр, как в напечатанном виде, так и в цифровом.

  • Светящаяся краска для бодиарта

    Светящиеся краски для бодиарта - разновидности, история возникновения, состав люминесцентных красок для тела.

  • Охота на ссылки

    При продвижении коммерческих проектов основная ставка делается именно на платные способы получения ссылок.

  • Все статьи

Цветные татуировки, аватары gif и jpeg, смайлики