Сайт, где живут эскизы и рисунки татуировок, обычные и анимированные аватары и смайлики... их всех можно скачать.

коллекция татуировок и аватар...

Барановский В.А.: Искусство татуировки стр.6

Барановский В.А.: Искусство татуировки стр.6

ВОЗHИКHОВЕHИЕ БОДИ-АРТА. ТАТУИРОВКА ПРИЗHАЕТСЯ ИСКУССТВОМ
Вторая половина близкого, но уже прошлого века отмечана в развитии татуировки процессом, который характеризуется постепенным увеличением числа особенно охотно используемых татуировщиками многих стран мира мотивов различного культурного происхождения. И это не удивительно. Средства массовой информации, иные достижения цивилизации позволяют охватывать все большие территории земного шара, приводя к сближению и выработке единых норм и образцов в татуировке. Постепенно формируется ряд образцов различного характера, эстетического уровня и культурного происхождения. В результате чего появилось широкое течение, называемое «международным стилем» в татуировке, образцами которого пользуются татуировщики всего мира, предпочитая на определенном этапе те или иные мотивы в зависимости от потребностей, связанных с модой и иными общественными явлениями. Татуировщики, чья деятельность не выбивается из этого течения, т.е. решительное большинство, выполняют стандартные мотивы, приносящие быстрые доходы, которые, конечно, не превышают и качество работы. Индивидуальные черты творчества татуровщиков в такой обстановке как бы растворяются, размываются, что исключает возможность того или иного мотива стать опознавательным знаком конкретного татуировщика. Каждый может и делает то, что делают все и каждый в отдельности.
К счастью, где-то в 60-х годах произошли качественные изменения в развитии татуировки. Этот период характерен интенсивным развитием процесса дальнейшего расширения поиска, когда художники обрели право высказываться при помощи разнообразных творческих приемов и технических средств. Была признана важность высказываемой идеи и принципиально отвергнуто изжившее себя понятие прекрасного, оспорен важный для традиционного понимания искусства эстетический элемент формы высказывания. Во имя обогащения средств искусства и диапазона их действия была размыта специфика дисциплины этого изобразительного искусства, которая отличается от других его областей. Граница между искусством и действительностью также была уничтожена.
В этот момент новаторских решений возникает и заинтересованность человеческим телом как живым художественным материалом. Так рождается «боди арт», так называемое «искусство тела». Это такой вид художественного творчества, который использует тело человека в качестве поверхности, материала и средства экспрессии, интенсивность воздействия которого усилена движением, художественными эффектами, татуировкой и другими приемами изобразительного характера. В 1977 году американка Рут Мартен предложила новинку: искусство татуировки на живом теле, соединение представления и боди арта. Это означает, что всякий, даже самый красивый рисунок, вытатуированный в декоративных или косметических целях и не предназначенный для публичной демонстрации, является оригинальным и вечным макияжем.
Татуировкой заинтересовались представители гуманитарных дисциплин с историками искусства и антропологами во главе, а также, разумеется, художники. Впервые татуировку начали осваивать не молообразованные, хотя порой и одаренные люди, а люди с достаточно высоким образованием, специалисты. Можно назвать таких татуировщиков, как Фил Спэрроу, бывший преподаватель английской литературы в университете Чикаго, и Джерри Коллинз, работавший в Гонолулу на Гавайях. Оба они обращались к достижениям представителей Океании и Азии, Японии. Разработки Коллинза восхищали прозрачным колоритом и частично накладывающимися друг на друга композициями. Свежее звучание этих работ находилось в поразительном контрасте со стандартными мотивами, типичными для традиционной европейской татуировки. Работы Спэрроу отличались импрессионистичностью. Спэрроу и Коллинз ввели в практику работы татуировщика новые отношения с клиентом. Они демонстрировали профессионализм (соблюдение условий гигиены, предварительное знакомство с образцами, когда клиент имеет возможность заранее ознакомиться с мотивами татуировок), обладали высокой личной культурой.
За Спэрроу и Коллинзом в татуировку пришел ряд выдающихся американских мастеров, вышедших из выпускников высших учебных заведений художественного профиля и имевших практическую и теоретическую подготовку в области изобразительного искусства. Это Клифф Равен, Спайдер Уэбб, Эд Харди, Боб Робертс, Джейми Саммерс и другие, многие из которых плодотворно работают и сегодня. Большинство начинающих, обладавших в то время художественным либо университетским образованием, выбрали эту профессию не по экономическим причинам, а исходя из внутренних потребностей. И самое важное – финансово независимые и по этой причине свободные от экономических обстоятельств, они могли себе позволить работать творчески, делать то, что хочется им.
Это татуировщики «штучные», выполняют только заказные композиции, вдохновленные нетрадиционными идеями. Свои работы они сопровождают авторской подписью. Их клиенты в зажиточных слоях общества и в специфических группах, например, среди битников, представителей артистических кругов, цыган, рокеров, хиппи и т.п.
Претерпел существенные преобразования и труд татуировщика. Прежде всего возросла культура труда, основанная на стремлении придать интерьеру студии эстетическую привлекательность, обеспечить себя широким ассортиментом красителей самого высокого качества, справками санитарных комиссий, гарантировать клиенту большое количество образцов, которые систематически обогащаются – издаются богато иллюстрированные специальные журналы, альбомы и книги. Татуировщики стремятся установить личные и профессиональные контакты с другими профессионалами на разных континентах, применяют рекламу.
Xарактеризуя этот период в развитии татуировки, нельзя не отметить и перемены, произошедшие в общественной жизни. Hовые тенденции в обществе, законодательстве, достижения женщин в борьбе за равенство с мужчинами и этнических меньшинств, рост личных доходов и многие другие явления вызвали смягчение или даже отмену правовых санкций, направленных против татуировки, что в свою очередь привело к большему увеличению и без того растущего числа профессиональных салонов татуировки, посетителями которых становились клиенты из самыз разных кругов, уровню зажиточности, образованию, принадлежности к определенным общественно-профессиональным группам и т.д. Значительно возросло число татуированных женщин. Некоторые из них сами стали популярными татуировщицами.
Значительная группа татуировщиков, работавших в Соединенных Штатах, Австралии, некоторых азиатских странах с Японией во главе и странах Западной Европы, начала специализироваться исключительно на японском стиле, который быстро достиг международного признания.
Очевидно, работа в одном направлении в конце концов заводит в тупик. Очень быстро стало ясно, что ориентация исключительно на японские достижения бесперспективна. Татуировщики разных стран и континентов стали обращаться к иным традициям и не проходить мимо заметных явлений в остальных областях изобразительного искусства. Американец Лайл Таттл, признанный авторитет в истории современной татуировки, первым обнаружил источник вдохновения в образцах племенных стилей, используя в своем творчестве традиции орнаментики Самоа. Другого татуировщика -Спайдера Уэбба – вдохновили находки концептуалистов, а Джейми Саммерс создала своеобразный, индивидуальный стиль, основанный на показе внутреннего состояния художника в «высказываниях на коже клиента». Для нее татуировка была одним из способов, служащих для достижения художником и объектом его творчества психологической наполненности.
Значительной подпиткой для большинства выдающихся современных татуировщиков Европы стало обращение к народному искусству, комиксам, посвященным преимущественно фантастической тематике, мультипликационным фильмам, попкультуре (с использованием портретов идолов молодежи), движению панков и другим молодежным течениям, включенным в понятие контркультуры, а также мотивам, предложенным им некоторыми клиентами, делали их стилизацию в японском духе, монтируя эту тематику в качестве ведущей на обширных плоскостях тела, обходя его разделение на различные фрагменты.
Другие татуировщики в это время просто копируют иллюстрации, помещенные на конвертах пластинок и книжных обложках.
К числу самых выдающихся современных татуировщиков Европы относят таких авторов, как Бруно Коччоли из Парижа, Джордж Боун, Дэннис Кокелл и Лэл Харди из Лондона, Лайонел Тиченер из Оксфорда, Петер де Хаан из Амстердама, Херберт Хоффман из Гамбурга.
В корне меняется и отношение общества к татуировке, в те годы ранг татуировки как явления культуры значительно вырос. В США, некоторых европейских странах и странах Азии появляются научные, искусствоведческие и публицистические работы, посвященные татуировке. В 1983 году на факультете искусства Калифорнийского университета был проведен интердисциплинарный научный симпозиум под названием «Знаки цивилизации», на котором ученые, представлявшие различные дисциплины, прочитали свои рефераты, посвященные разным аспектам татуировки.
О серьезности отношения к татуировке говорит и тот факт, что в США началось издание ряда журналов, посвященных этой тематике. Они занимаются научной стороной и популяризацией проблем, касающихся исключительно татуировки. Неутомимый популяризатор искусства украшения тела, создатель музея Истории татуировки в Оксфорде и многолетний председатель Британского клуба татуировщиков Лайонел Тиченер издает ежемесячник. Были создан Музей искусства татуировки в Сан-Франциско, Музей татуировки в Амстердаме, отдел татуировки в музее анатомии при Токийском университете, а также отделы татуировки в некоторых музеях искусства и при больничных архивах во многих странах Запада. В архиве при больнице св.Вита в Лондоне в качестве экспонатов хранятся фрагменты татуированной человеческой кожи 1608 и 1808 годов. Выделена в отдельную экспозицию коллекция 19 века, представляющая портреты татуированных маори, – в городской художественной галерее в Окленде (Новая Зеландия). Чак Элдридж, знаток и историк татуировки, собирает, обрабатывает и открывает доступ к документации со всего мира, посвященной татуировке, в созданном им самим архиве татуировки в Беркли (США).
Однако дело не ограничилось музеями, потому что явление татуировки жило и развивалось. В мире началось движение по организации выставок современной татуировки и акции татуировки, которые фиксируются на видеоленту.
Hо и этого для нормального развития татуировки было мало. С 1976 года ежегодно проводятся Всемирные съезды татуировщиков и татуированных людей (Tattoo Convention), в 1982 году журнал «Tattootime» Эда Харди впервые организовал «Tattoo Expo». Эти и другие подобные акции являются периодическими международными обозрениями наиболее эффектно татуированных живых моделей и полем соперничества выдающихся мастеров «ходячего» либо «горячего», по определению Спайдера Уэбба, искусства. (Уэбб исходит из того, что татуировка живет до тех пор, пока ее носителя можно относить к живым существам. С другой стороны, холод уничтожает татуировку, поскольку убивает живой организм -отсюда определение «горячее» искусство.)
Создаются аранжировки из экспозиций индивидуальной и коллективной татуировки в области художественной и документальной фотографии в музеях и галереях современного искусства и центрах культуры и искусства. В 1977 году американский фотограф Альберт Морзе провел в Национальном центре культуры и искусства имени Жоржа Помпиду в Париже нашумевшую выставку фотографии под названием «Татуировка», являвшуюся фоторепортажем с I Всемирного съезда татуировщиков и татуированных (1976 год, Хьюстон, США). Комиссаром той выставки был известный мастер татуировки из Франции Бруно.
Интересной выставкой, посвященной отображению татуировки средствами фотографии, была экспозиция «Осел и зебра», организованная в 1985 году в Риме. Целью создателей было представить «происхождение и тенденции в современной татуировке».
Успехом закончилась выставка, посвященная традиционным элементам в иконографии современной татуировки, показанная в Амстердаме в 1986 году.
Многочисленные экспозиции, посвященные искусству татуировки, были организованы в 80-е годы в американских музеях.
Татуировка – искусство, а произведение искусства всегда имеет цену. Hа эту тему было создано несколько фильмов. Сюжет одного. В один прекрасный день некий красиво татуированный итальянец пересекал границу своей страны. Когда таможенники познакомились с его татуировкой, они отказались выдать ему разрешение на выезд за границу, объясняя, что он вывозит уникальные экспонаты. Роль бывшего солдата Иностранного легиона, на коже которого было якобы произведение самого А.Модильяни, исполнял Луи де Фюнес во французской кинокомедии «Татуированный».
Другим фильмом того времени была экранизация триллера «Иллюстрированный человек» американского режиссера Д.Смифта, созданная в 1969 году. Героем его является мужчина, которого пригласила в свой дом незнакомка. Женщина выполнила на его коже затейливую татуировку. Когда все тело мужчины было разукрашено, он тут же утратил свою индивидуальность и стал безвольным орудием в чужих руках.
Появились свои рекордсмены и среди публики.
Так, шотландец Том Пеппард покрыл татуировкой 99,2% поверхности тела. Татуировка его воспроизводит рисунок шкуры леопарда, причем все пространство между темными пятнами залито татуировкой шафраново-желтого цвета.
Уилфред Харди (Великобритания) покрыл 96% поверхности своего тела, но при этом нанес татуировку и на внутренней поверхности щек, язык, десны и брови.
На теле Бернарда Меллера (США) имелось 14 000 татуировок.
Самой разукрашенной среди женщин является актриса стриптиза Кристин Колорфул (Канада). 95% поверхности ее тепа покрыто татуировками. Примечательно, что ей потребовалось для этого 10 лет и 15 000 канадских долларов.
75% тела 55-летней жительницы Канзас Сити Дианы Россел покрыто всевозможными татуировками. Есть и изображения героев древнегреческой мифологии – Геракла, сражающегося со львом, и битва богов с титанами. Масса всевозможных доисторических животных, они занимают всю площадь спины и ниже талии. Все изображения многоцветные.
Некий Джордж Рейджер, житель США, не расстается с любимыми персонажами диснеевских мультфильмов ни на минуту – ни днем, ни ночью, потому что они вытатуированы на его теле. Под мышкой -кролик Рэббит, под сердцем – Аладдин, на животе – Русалочка и компания, а на самом интимном месте 101 далматинец. Более 500 персонажей мультиков украшают его торс, что стоило фанату 9000 долларов. Но это не предел. Недостающие 100 персонажей потребуют дополнительных затрат в сумме около 4000 долларов. По словам самого Рейджера, это увлечение больше, чем хобби, это -жизнь.
Бывают курьезные татуировки. Один панамец привел к известному мастеру татуировки Ники Татту свою дочь, которая доставляла ему массу хлопот своей рассеянностью, и попросил вывести на ее плече следующую надпись: «Нашедшему просьба доставить по адресу...» А страдающая амнезией дочь перуанского миллиардера носит на плече номер банковского счета.
К сожалению, все описанные культурные события и процессы практически не коснулись стран так называемого лагеря социализма, в лагере свирепствовала преимущественно татуировка преступного мира. Тем не менее лучики света пробивались и сюда. Так, в Польше движение выставок, представляющих современную татуировку, началось в 1982 году с экспозиции фотографии Дока Фореста в Галерее фотографии в Кольцах. Эта выставка, показанная позже в нескольких отделениях Бюро художественных выставок на территории Польши, была первым подобного типа показом не только в Польше, но и во всех странах Восточной Европы. Основной целью этой выставки, которая пользовалась огромным успехом, особенно среди молодежи, и вызвала самые полярные высказывания в прессе, было «расширение знаний посетителей экспозиции об этом интересном явлении, о его общественной и культурной обусловленности, обращение внимания на результат взаимного проникновения культур... и инициирование вопросов, связанных со сферой современного искусства».
ИСТОРИЯ ТАТУИРОВКИ У СЛАВЯH
Татуировка занимает свое особое место в истории культуры разных народов. Проявив себя практически на всех континентах, она своими долгожительством и происходящими в ней изменениями свидетельствует о собственной долгой истории. В Европе татуировку знали уже в древности, что подтверждают свидетельства многих греческих и римских авторов.
Татуировку наносили первые христиане, этот обычай у христиан просуществовал вплоть до раннего средневековья, когда против татуировки выступили высокие церковные иерархии, узрев в ней прежде всего символ язычества и углубляющейся деморализации. В результате применения разнообразных санкций в наиболее густонаселенных западноевропейских центрах татуировка на многие века практически угасла, официально функционируя лишь в тогдашнем уголовном мире и тюрьмах. В скрытой форме в те времена татуировкой пользовались рыцари и ландскнехты прежде всего в целях идентификации, в то время как пилигримы, странствующие ремесленники, фокусники, пираты и разного рода преступники украшали себя татуировкой религиозного и специфического содержания.
В своем первозданном виде татуировка существовала вплоть до конца XIX века исключительно в некоторых наиболее изолированных сельских сообществах Европы, культура которых была наиболее устойчива к веяниям времени. Исследователи утверждают, что эта татуировка использовалась задолго до периода «мореплавателей», ориентированной на подобного рода украшательство и восприятие человеческого тела.
Польский этнограф К. Мошыньски писал: «Татуировка у славян наблюдается только в определенных частях Югославии». Это утверждение основано на интересных исследованиях, посвященных татуировке, которые в конце XIX века провели Леопольд Глюк и Чиро Трухелка на территории Боснии и Герцеговины.
Глюк был окружным врачом, а Трухелка работал хранителем музея. Они не совсем одинаково смотрят на происхождение и причины популярности отдельных мотивов татуировки, которые еще в конце XIX столетия встречались среди населения католического вероисповедания на исследованных ими территориях. Коротко ознакомимся с высказываниями обоих исследователей.
Глюк обратил внимание на одно характерное явление, которое наблюдалось среди населения труднодоступных территорий, входящих в состав бывшей австро-венгерской монархии. Это явление можно было наблюдать во время служб, когда у костелов собирались толпы верующих. Среди набожных крестьян из близлежащих мест можно было обнаружить, что практически у каждой из взрослых девушек и замужних женщин были татуировки на груди, плечах и предплечьях, на ладонях вплоть до кончиков пальцев, а иногда еще и на лбу.
Главным мотивом татуировок был окруженный различными гирляндами, веточками и иными линиями крест. Hаблюдая за этим обычаем, Глюк отметил, что у женщин, живущих в том же регионе, но принадлежащих иной вере, татуировка стречается значительно реже. «Женщины православного вероисповедания наносят татуировку значительно реже, чем католички, но при этом следует подчеркнуть, что это женщины, проживающие в местностях, где большинство составляют католики. Татуировки, которыми они обладают, куда менее обширны и не характеризуются такими богатыми украшениями, как татуировки женщин католического вероисповедания», – писал исследователь.
Мужчины-католики также не сторонились татуировки, хотя не так предавались ей, как женщины. Охотнее они украшали плечи и предплечья крестами, не прибегая при этом к дополнительному орнаменту. Глюк свидетельствует, что среди православных татуировка встречается только у молодых мужчин, которые служили в боснийской жандармерии либо в армии. Однако в тех татуировках, которым они отдают предпочтение, крест не является центром композиции. Чаще они прибегали к татуировке в форме сердца, короны, якоря либо инициалов, что свидетельствовало, по мнению исследователя, о светском их происхождении.
Среди магометан татуировка проявляется лишь в единичных случаях. Ее носили только те, кто служил в турецкой армии. У таких лиц иногда встречалась на плечах татуировка в виде кривых сабель или полумесяца со звездой.
Опираясь на эти наблюдения, Глюк сформулировал свое видение возникновения татуировки у некоторых групп населения на территории Боснии и Герцеговины: «В прошлом татуировка не входила в число обычаев у славян, и хотя их женщины были не прочь украсить свое тело, однако гипотеза о том, что татуировка в своей форме была измененным отзвуком дохристианских времен, не находит никаких подтверждений в анналах предыстории славян и ни в какой форме не подтверждается наблюдениями на территориях современного расселения славян, даже среди сельского населения, за исключением Боснии и Герцеговины. По этой же причине на оккупированных Турцией территориях возникновение данного обычая нельзя отнести к временам, предшествующим турецкому нашествию».
Если бы татуировка была очень древним обычаем, рассуждает Глюк, она наверняка имела бы точное название. Существовавшее в то время название говорит о более позднем происхождении. Поэтому, хотя татуировка и не является старославянским обычаем, возникает вопрос, почему и когда он был принят прежде всего католиками Боснии и Герцеговины. В поисках ответов на этот вопрос исследователь обращается к историческим условиям, в которых была Босния и Герцеговина в середине XV века.
В тот период в результате постоянных конфликтов и войн на религиозной почве Босния распалась на небольшие княжества. Юго-западная часть получила с тех времен название Герцеговина. Когда в 1469 году турки напали на Боснию, местные феодалы в массовом порядке принимали ислам, а также язык и культуру захватчиков, чтобы сохранить за собой привилегированное положение. В Османской империи не было наследственной элиты власти, титулов, рангов по происхождению и родовых поместий, поэтому перед каждым подданным-мусульманином, даже перед холопом, была открыта дорога к карьере. Такая ситуация способствовала процессу исламизации. На территории Боснии этот процесс протекал достаточно интенсивно. А представители таких религиозных течений, как богомилы и патаряне, которых до этого сильно притесняли власть и церковь, воспринимали турков как освободителей и переходили в ислам, за что им гарантировали право исключительной собственности на землю.
Через некоторое время на территории Боснии (уже провинции Османской империи) политическая ситуация стабилизировалась и церковь предприняла усилия, чтобы остановить процесс отступления от католической веры. Так как ислам запрещал использование креста в качестве символа христианства, католические наставники пришли к идее поощрять верующих за нанесение татуировки в форме креста на открытых частях тела. В этом случае, если татуированный католик желал изменить веру, он был вынужден удалить крест с поверхности тела, что было весьма болезненной процедурой, потому что следовало уничтожить ткань кожи вплоть до самых глубоких ее слоев. Hе каждый был способен вынести такую боль, так что татуировка могла остановить отступление от веры. Если кто-то и решался идти на столь болезненную операцию, в кругу мусульман он все равно оставался бы в числе подозрительных по причине бросающихся в глаза шрамов, остающихся после удаления татуировки. Тот факт, что еще в конце 19 века процесс нанесения татуировки проходил обычно в праздничные дни и воскресенье непосредственно после службы и рядом с костелом, по мнению исследователя, является подтверждением его предположений, касающихся происхождения мотива креста в татуировке католиков Боснии и Герцеговины.
Трухелка со своей стороны подтверждает справедливость наблюдений оппонента: на данных территориях татуировка встречается почти исключительно среди католической части населения, ее редко можно заметить у магометан и православных. Среди последних применение татуировки было результатом внешних влияний и различных контактов во время прохождения воинской службы рядом с теми, кто родился в иных регионах Османской империи. Независимо от всех этих фактов в турецком войске некогда существовал обычай, когда силой клеймили тех, кто нарушил закон. (Во время войны с Черногорией солдаты, подозреваемые в подготовке побега, клеймились татуировкой в форме меча.) Исследователь отмечает, что все, кроме католиков, считали татуирование чем-то унижающим.
Далее Трухелка расходится с Глюком и приходит к выводу, что его объяснение мотива татуировок – креста – ошибочное. Трухелка ссылается на тот факт, что среди выделенных мотивов татуировки, которые использовало христианское население Боснии и Герцеговины, не было зафиксировано других, кроме креста и христианских символов. Так, отсутствовали символы любви, надежды, монограммы Христа и т.д. В пределах данной группы населения встречались иные мотивы татуировки: круги, браслеты, ветви, звезды, солнце и полумесяц. Их Трухелка и осмысляет.
Все мотивы сопровождает дополнительный орнамент в виде точек, крестиков и черточек. Географический диапазон проявления на земном шаре таких несложных по форме мотивов необычайно широк. Это позволяет выдвинуть гипотезу об их очень древнем, дохристианском происхождении. Интересными фактами, заставляющими отодвинуть еще дальше в прошлое начало появления татуировки в этом регионе Европы, стали подчеркнутые Трухелкой некоторые этнографические данные: выполнением татуировки на территории Боснии и Герцеговины занимались женщины; татуировка наносилась 19 марта, в день св. Иосифа, иначе говоря, в канун «победы дня над ночью»; возраст, когда наносилась первая татуировка, приходился на период достижения зрелости, между 13 и 16 годами жизни. Если соотнести эти факты с данными из истории культуры внеевропейских народов, где зарегистрированы подобные обычаи, следует подчеркнуть достаточную достоверность и основательность точки зрения Трухелки.
Чтобы подкрепить свой тезис относительно дохристианского происхождения татуировки в этом регионе Европы, исследователь прибегает к упоминаниям о татуировках, сделанных древними историками и писателями. Опираясь на Геродота, Страбона, Плиния, Помпония Мелу и других, он обращает внимание на то, что именно на Балканах и соседних территориях татуировка была необычайно распространена в отдаленной древности. Исследователь пишет: «Этот обычай пришел с востока и был принесен на Балканы скифами. От траков, населявших в то время Балканский полуостров, этот обычай переняли илиры, благодаря посредничеству которых этот обычай распространился вплоть до побережья Адриатики, что подтверждает Страбон». Трухелке вторит немецкий исследователь А.Хаберландт, который в 1896 году констатировал: «Сегодняшний обычай Боснии и Герцеговины может быть последним эхом необычайно старой практики, подтвержденной древними».
ТАТУИРОВКА У HАРОДОВ СЕВЕРА РОССИИ
Еще в тридцатые годы прошлого столетия обычай татуироваться был достаточно распространенным среди азиатских эскимосов, однако позже он почти полностью исчез. Татуировались девушки с наступлением половой зрелости. Эта татуировка служила в качестве украшения тела, но у эскимосов существовала и так называемая неузорная татуировка, которая, как считалось, способствует оздоровлению организма. В случае заболевания на больные члены эскимоса татуировались прямые линии. Xарактерно, что вид болезни определял конфигурацию этих «целебных» линий. Так, при нервных заболеваниях над бровями эскимоса наносились схематические изображения человечков.
Из сохранившихся источников можно заключить, что техника эскимосской татуировки не отличалась сложностью. Под кожей продергивалась нитка, натертая сажей. Простыми были и сюжеты татуировок. Самая сложная выполнялась в течение одного-двух дней.
Татуировались не только женщины, но имужчины. У мужчин на щеках, в уголках рта наносились кольца или полукольца, короткие линии – на висках, фигурки человека – над бровями. Татуировка женщин выполнялась значительно богаче и разнообразнее. От нижней губы вниз по подбородку татауировалось нечеткое количество (3-7) двойных или тройных линий, как это встречается у аляскинских эскимосов. Две параллельные линии пересекали лоб между бровями и спускались вниз по сторонам носа.
Более сложный ассиметричный рисунок наносился на щеки. В нащечной татуировке от висков к углам нижней челюсти спускаются три параллельные линии, от которых к уху и ниже по щеке нанесен узор. Более сложный орнамент правой щеки обычно представляет собой «сетку». Арки и квадраты, напоминающие сетку, но в более простых комбинациях, покрывают левую щеку.
Па руках женщин татуировка покрывает тыльную поверхность кисти, запястье, нижнюю часть предплечья. Рисунок покрывает обычно обе руки, но иногда наносится только на одну – делается это произвольно либо для выражения какой-то информации о носительнице татуировки, неизвестно.
Посередине кисти проведены две линии, увенчанные системой дуг, кругов и «китовыми хвостами». На запястьях обычно изображены «лопатки» в виде зубцов, иногда вместо лопаток татуируются «китовые хвосты».
При кажущемся многообразии татуировки эскимосов всегда состоит из сравнительно небольшого числа традиционных элементов. Это «китовые хвосты», дуги, круги, концентрические окружности и эллипсы, «лопатки», «трезубцы», «скребки».
Трудно судить, насколько глубоко в историю уходит эта традиция эскимосов. Специалисты прослеживают только последние два столетия, причем, что важно отметить, никаких изменений ни в технике, ни в характере и сюжете рисунков, ни месте их нанесения на теле человека не произошло. Подобная стойкость обычая трактуется специалистами как свидетельство большой древности культуры народа.
Татуировка азиатских эскимосов встречается еще на островах Берингова моря и среди эскимосов Аляски. Правда, татуировка последних много проще, чем в районе Берингова моря. Эскимосы татуируют подбородки, щеки и лоб единичными или двойными пунктирными линиями. Hа запястьях наносятся поперечные зубчатые линии.
Татуировка известна и у других северных азиатских народов. Однако, надо признать, что татуировка эвенков, якутов, хантов и манси значительно проще, кроме того, она не получила широкого распространения.
Первые сведения о татуировке хантов и манси относятся к началу XVIII века, однако сведений собрано чрезвычайно мало и носят они фрагментарный характер. Значение татуировки, какое ей придавали эти северные народы, неизвестно. Есть предположение, что отсутствие информации объясняется тем, что татуировка была тайной женщин. Они скрывали значение татуировки даже от своих родственников– мужчин, не объясняли им, например, с какой целью татуируют на теле даже фигуру парящей птицы – одного из наиболее распространенных мотивов татуировки.
Противоречивы сведения и о времени нанесения татуировки. По одним данным, – в детстве, по другим – с наступлением зрелости, по третьим – в пожилом возрасте, при заболеваниях, перед смертью.
Мужчины наносили на тело знак своего рода, позднее – семейный знак, заменявший подпись. Женщины покрывали тело фигурами орнаментального характера, на кисть наносили изображение птицы, с которым были связаны бвстрее всего представления религиозного характера.
Мотив татуировок, включающий в себя изображение птицы, имел наиболее широкое распространение. Xанты татуировали птицу на плече. По преданию, птица должна была помогать человеку после его смерти, при прохождении «страну мертвых», и связывалась с представлениями о душе. Одна из душ человека (у человека по их мнению было две души), носившая название урт, нередко представлялась в образе птицы. Во время сна она якобы покидала человека и могла проникать в загробный мир. Чтобы этого не случилось, манси, желая удержать при себе душу-птицу, и прибегали к татуировке. «Теперь душа будет иметь товарища и никуда не улетит»,– так говорилось после нанесения на тело татуировки. Татуирование производилась манси в пожилом возрасте или во время болезни, когда близость смерти ощущалась.
Изображение птицы помещались на наружной стороне кисти или выше. Изображения птиц однообразны, рисунок стилизованный.
ПОЛИHЕЗИЙСКИЕ МОТИВЫ ТАТУИРОВКИ В ЕВРОПЕ
В истории татуировки трудно переоценить влияние, которое оказала Полинезия. Экзотический мир Южных морей, долго и ревниво оберегавший свои тайны, в XVIII веке дал мощный импульс, ставший итогом контактов между островными народностями Океании и пришельцами из Европы. Практика европейской татуировки необыкновенно оживилась, как бы родилась заново. Это касается как степени ее распространения среди представителей общественных групп в тех странах, которые уже тогда были колониальными державами, так и введения новых мотивов. Конечно, чаще всего эти мотивы коверкались в процессе их воплощения, что было вызвано их механическим заимствованием у островного населения, а также изысканной и усложненной формой большинства оригинальных полинезийских мотивов и композиций, копировать которые было не каждому по плечу.
Когда на острова высадились европейские мореплаватели, полинезийская татуировка как раз переживала период бурного расцвета. Она, что необходимо отметить, выполняла не только эстетическую функцию, но и роль, которая не ограничивалась эмблемой, знаком, степенью престижа или отметкой общественного положения. Европейцы и не догадывались, татуировка у островитян несла в себе духовное содержание.
Здесь нельзя обойти вниманием личность выдающегося английского путешественника, исследователя и первооткрывателя Джеймса Кука, имя которого неразрывно связано с историей татуировки. Во главе первой знаменитой экспедиции вокруг света Кук доплыл до острова Таити, где европейцев поразили чрезвычайная распространенность и значение татуировки, тогда же некоторые участники экипажа нанесли на свое тело вечные украшения.
Процитируем Сидни Паркинсона, который в той экспедиции выполнял функции рисовальщика и летописца: «Мистер Стэйнсби, я сам и еще несколько человек из числа экипажа были подвергнуты операции на спине». С.Паркинсон был первым европейцем, который восхитился искусством маори с Новой Зеландии. Во время непродолжительной стоянки корабля в 1769 году у берегов Новой Зеландии он сделал цикл портретов татуированных маори.
Этот год стал чрезвычайно важным и приобрел такое большое значение для будущего татуировки по той причине, что английские моряки впервые переняли экзотические мотивы от обычая разрисовки тела представителями обоих полов, называемого «tattow», которые оказались более эффектными по сравнению с применяемыми в Европе стойкими украшениями на теле и со временем способствовали выводу татуировки на Старом континенте из многовекового застоя. Позже то время было признано переломным, поскольку раскрыло новые горизонты в истории этого специфического явления.
Hельзя пройти мимо эпизода, героем которого стал таитянин по имени Омаи, привезенный в качестве «образованного дикаря» в Англию из второй экспедиции, которая состоялась в 1772-1775 годах. Благодаря искусной татуировке, рекламе, которая сопровождала его во время пребывания в Англии, а также более поздним литературным и другим свидетельствам Омаи стал самым популярным татуированным «дикарем», который когда-либо появлялся в Европе.
Исчерпывающее и точное описание таитянских и маориских татуировок в XVIII веке оставил выдающийся ботаник Джозеф Бэнкс (1743-1820 г.г.), сопровождавший Кука во время его первого путешествия в Южные моря. Исследователь точно описал не только сами рисунки, орудия и красители, служащие для выполнения татуировки и применяемые островитянами Таити и Новой Зеландии, но и сопроводил заметки своими размышлениями по их поводу. Hеизвестно, мог ли Бэнкс дать ответ на вопрос, что принуждало туземцев выносить страдания, которые сопровождают процесс татуирования, но он его не дал. Этот автор подчеркнул популярность татуировки среди населения названных островов: татуировка была распространена среди всех встреченных в экспедиции островитян.
Однако ни в одном из отчетов участников экспедиций Кука нет информации о том, какого вида мотивы приобрели у гостеприимных островитян члены экипажей британских кораблей. Сам Кук весьма скупо описывает формы таитянских татуировок, свидетельствуя, что они представляют собой «плохо нарисованные фигуры людей, силуэты птиц и зверей, домашних животных, в то время как женщины носили букву «Z», которую размещали на пальцах рук и ног». (По всей вероятности, слова Кука «плохо нарисованные» следует понимать как «стилизованные».) Эти ли именно мотивы позаимствовали британцы от таитянских татуировщиков, которые находили клиентов среди участников экспедиций, воглавляемых Куком? Выбирали ли европейцы среди увиденных на коже туземцев мотивов только те, которым они могли приписать какое-то значение? По какому принципу вообще они выбирали рисунки для себя? Ответы на эти вопросы облегчили бы идентификацию мотивов полинезийского происхождения в европейской татуировке. Информация на данную тему отсутствует во всех известных источниках и литературе, датированных этими годами.
Зато прекрасной формой рекламы, которая, несомненно, облегчала распространение татуировки по всей Европе, была публичная демонстрация своеобразных рисунков на коже привезенных татуированных «дикарей» – упомянутого Омаи, а также возвратившихся домой из далеких океанских путешествий моряков, которые обзавелись в дальнем странствии нательными украшениями.
Можно вспомнить и Луиса Антуана де Бугенвилля (1729-1811 г.г.), также путешественника, который упомянул о таитянской татуировке как о процедуре «разрисовки тела».
Эти путешествия длительное время являлись неисчерпаемой темой для разговоров жителей городов, в первую очередь портовых, откуда отправлялись рискованные экспедиции в далекие края. Беря пример с офицеров, участников смелых экспедиций, которые блистали в аристократических салонах и на балах, их подчиненные по-своему также «блистали», являясь объектами повышенного внимания в портовых кабаках, где всегда находили благодарную и жаждущую сенсаций аудиторию. Они вносили в обыденную жизнь экзотику, излагая занимательные истории на основе имевших место или выдуманных испытаний и приключений, которые случились с ними в далеких странах. Это еще были те времена, когда люди практически не сомневались в существовании Великого Неизвестного Южного Континента, который притягивал своими мифическими сокровищами всю тогдашнюю морскую братию, объединявшую выходцев из разных стран.
Слушателей надежно собирали рассказы о приключениях, в первую очередь на благодатных островах, которые были открыты в процессе поисков таинственного континента, находящегося на Южном полушарии. Рассказы сопровождались демонстрацией приобретенных там татуировок, что должно было сделать эти сообщения достоверными. Так в 1791 году в Лондоне один моряк демонстрировал вытатуированное на спине пальмовое дерево. Татуировку, как он сам утверждал, ему сделали на Таити. Вскоре этот мотив по причине своей экзотики и легкости исполнения стал популярным.
Один немецкий исследователь после проведения анкетирования татуированных людей в нескольких портовых городах сформулировал свои впечатления так: «Жажда известности и фантазия, настроение, сопутствующее романтическим переживаниям и тоскливой жизни портовых городов, бесконечные просьбы к татуированным людям и татуировщикам подробно рассказывать об их путешествиях по миру, как и о приключениях в рядах Иностранного легиона, – все это при ближайшем рассмотрении оказывалось всего лишь плодом фантазии». Возможно, это подозревали и слушатели.
Бузусловно, бурное развитие татуировки в Европе того времени – это следствие быстро развивающейся колониальной политики. Путешественники, видившие и сделавшие себе татуировки островитян, позаимствовали и технику татуирования, которую впоследствии с большим успехом применяли на своей родине на людях, которые никогда не покидали отчий дом, но хотели хоть чем-то походить на путешественников.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
Новые публикации:
  • В Чехию поездом

    Путешествие поездами с каждым годом становятся все популярнее и популярнее, особенно в Чехию. Фактически каждый человек хочет посетить эту замечательную страну исторического и культурного наследия. Чехия просто манит своими великолепными возможностями и оригинальными идеями.

  • Как найти работу для студентов

    В процессе поиска работы студенты сталкиваются со многими сложностями. В первую очередь, это проблема как совместить учебу и работу.

  • Профессиональный фотограф

    Фотография стала неотъемлемой частью нашего современного мира. Сегодня абсолютно каждый из нас имеет возможность в любое время сделать снимок с помощью фототехники и сохранить этот кадр, как в напечатанном виде, так и в цифровом.

  • Светящаяся краска для бодиарта

    Светящиеся краски для бодиарта - разновидности, история возникновения, состав люминесцентных красок для тела.

  • Охота на ссылки

    При продвижении коммерческих проектов основная ставка делается именно на платные способы получения ссылок.

  • Все статьи

Цветные татуировки, аватары gif и jpeg, смайлики